Фотограф за кадром



Раз вы здесь, значит вы останетесь.
Ибо мое очарование достигнет вас!
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:49 

После долгих уговоров...

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
... почетного слэшера Jarvi, абсолютно непочетная пользовательница просторов интернета создала себе дневник и на Дайрике.
По идее, сейчас я должна была с восхищением провозгласить создание сего журнала и выразить по данному поводу свое удовольствие... Глупости. Вряд ли кому-то интересно будет читать подобную банальность в моем исполнении. Дабы не сбиться на ненужные приторные высокопарности, заканчиваю сий пост. До встречи в дальнейшем=)

@музыка: звонкий голос Ярвика в трубке

21:36 

АфоризмЪ

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Мужчина в 17 лет - идиот, в 18 - болван, к 20 развивается до придурка, в 25 он простофиля, в 30 - ни то ни сё, и только к славному 40- летнему возрасту становится обычным дураком.
(с) Рей Уильям Бредберри

Никому не обижаться=) Просто любопытное высказывание. Подглядела у знакомой=)

@музыка: Strada - "Sleeper"

02:22 

Ностальгия..

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Время пролетает слишком быстро, как в причудливом калейдоскопе меняются лица, картинки, ощущения... Кажется, что во всем этом нет ничего вечного и истинного, все лишь призрачно, туманно, временно... И лишь только тогда, когда новая волна унесет от очередного берега, понимаешь, что именно имело цену. Понимаешь, что многое ты ценил в сотни раз меньше, чем должен был. Замечал мелочи, упуская главное... Суета, суета, суета вокруг! И лишь только потому, что мы сами не замечаем того, что истинно и правильно... Теряем все дорогое, и все лишь по собственной вине. Это как раз такая ошибка, на которой никогда не учатся, та яма, в которую всегда падают... Глупо и пусто...

Жизнь разводит людей, раскидывает по миру. И иногда мы оглядываемся и сожалеем, что не успели сказать многим и сотой доли того, что должны были... Недосказанность... Жаль, что мне не удастся сказать zeitcatcher и малой толики того, что чувствую, но все же...

Расставание с другом

посвящается Ивану Никитину

Мы забываем вспоминать о главном
И близким людям посмотреть в глаза.
Мы строим долго все мечты и планы
И лестницу колотим в небеса.

Не вдруг настанет день однажды,
Когда оглянешься и с горечью поймешь:
Жизнь раскидала тех, кто был тебе столь важен
И больше ты им руку не пожмешь.

Не улыбнешься, к ним не сядешь рядом,
Не скажешь столь простой "привет"
Теперь и впредь не обменяться взглядом,
Ведь тех людей с тобой уж рядом нет.

И вмиг так много чувств и грусти,
Так много слов еще должна сказать...
Как больно сожалеть, когда момент упущен,
Ведь прежде это не могли понять.

Прости, что не смогла я этими словами
Тогда сказать все то, что говорю сейчас.
Надеюсь, хоть ты там, но все же ты и с нами.
Удачи! Счастья! В добрый час!

[08.09.2006]

@музыка: Город 312 - "Вне Зоны Доступа"

@настроение: грустно...

20:15 

Попытка возрождения

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
После долгих размышлений, решила-таки снова заглянуть в этот почти что не начатый дневник.
В конце концов, тут какая-то другая атмосфера. Это приятно.
Полагаю, для первого раза будет примерно достаточно. По крайней мере мое маленькое шевеление подтвердило факт моего существования. Это радует=)

В общем, привет!=)

@музыка: Drudkh - "Grey-Haired Steppe"

@настроение: очень почти скорее всего

20:25 

Баранoff-witch на сцене, или математика - наука сложная!

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Давненько обещала выложить нетленные высказывания моего преподавателя по математике. Теперь исполняю свое обещание. Что-то я уже выкладывала на других ресурсах, что-то появляется впервые... Если найдете первую лекцию не столь увлекательной, советую обратиться ко второй, ибо там преподаватель более раскованно беседовал на волнующие его темы. Так что вот так учат юристов математике..=)

***авторская лексика сохранена, автор сего поста за анатомические подробности ответ ственности не несет***

Лекция номер 1.
читать дальше

Лекция номер 2.

читать дальше

Сборная солянка из последующих лекций.

читать дальше

Героя в студию!=)



Фото сделано Dr3-11(с)

Баранoff-witch (c)



@музыка: Drudkh -"Forests In Fire And Gold"

@настроение: гут

05:28 

Ну вот мда.

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Мне, собственно говоря, опять не повезло. Заведя предварительно будильник, легла на часок отдохнуть.. и встала в половину четвертого! Хотя чего еще можно было ожидать.. Столько планов было, а я их все.. хм.. проспала. Но не за себя обидно, за гитару: ее, бедную, я что-то совсем мало мучаю своим струнодергиванием. Ох-ох.

Ладно, пойду с тяжелой головой учиться, да. Мда.

@музыка: Graveworm - "Portrait Of A Deadly Nightshade"

@настроение: у себя, но не в себе

18:05 

Отъехавшее

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Хочется поставить на себе большой и жирный крест.


Почему-то такое ощущение, что за меня это сделает кто-то другой


*страшная-страшная музыка... она сводит меня с ума... да, это она, это не я.. не я....*

@музыка: Mors Principium Est - "Two Steps Away"

@настроение: последняя стадия...

02:17 

Здесь и там...

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Ночь. Металлические двери метро выпускают в замерзшую улицу последних усталых горожан. Пустая площадь. Желтое мигание светофора раскрашивает черный асфальт в болезненный и странный цвет. Холод пробирается под одежду, сковывает движения, заставляет вжиматься в себя. Рука сжимается в кармане и через перчатку чувствует маленький кусочек дерева с вырезанной буквой "L". Она рельефно выступает сквозь перчатку, напоминая о себе... Я чувствую, что в мою руку входит что-то, ползет по ней, пробирается вовнутрь... Перед глазами - полузаросшие рельсы. Я иду по ним, сжимая в руке деревянную литеру. Подхожу к проему, вхожу в здание. Повсюду грохот и скрежет.. Безумно мечутся валы, грохочут машины, дергаются рычаги. Но людей нет... В ушах играет все та же песня. Она играла и тогда, когда я была там. Она связывает меня с тем местом. Она сводит и сводит с ума, напоминает о чем-то. Фонари освещают пустую вымерзшую улицу. Мои чувства и ощущения лежат слишком глубоко, они слышком выпуклы, чтобы я могла вылить их на плоскость бумаги. А буква "L" - близко, в руке. Она словно живая, пытается что-то сказать... Я все иду вперед. Не знаю, где я. Шум и скрежет продолжается. Затопленные подвалы странно гудят. Хлопают открытые десятки лет назад двери. Наполовину засвеченная кинопленка как и прежде показывает что-то.. Кому? Людей нет... Запнулась. Камень. Странно, там я не думала об этом, но здесь, идя по этой одинокой улице, это почему-то имеет значение. Я смотрю на разодранный носок ботинка. Именно там, застряв между какими-то трубами, он перестал быть таким ровным и гладким. Странно: я оставила жалкий клочок себя там, среди буйства живых машин, дышущих заладенелым паром; то место оставило взамен жалкий клочок себя здесь, в моем кармане. Мы как-то причудливо связаны. Это чувство защемляет что-то внутри. Слишком многое напоминает о том, слишком иллюзорным представляется... что? Эта улица? Или наоборот, полуобвалившаяся крыша цеха и старые газеты, разбросанные по полу? Что? Не знаю... Зато я уверена в одном. Теперь я знаю, что такое настоящее одиночество.

@музыка: Mors Principium Est - "Two Steps Away"

11:38 

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Сухость какая-то вокруг. Даже странно.
Сумасшедшая зима. Сумасшедшие люди на улицах.
Может, это просто я не могу отличить "да" от "нет".
А может, я просто смотрю не через те линзы на мир. Явно не через розовые.
Я научилась держать свою волю и выносить все. Теперь нужно научиться быть счастливой.


После всего (или это только перед?) мой мозг выдает странные разрозненные фразы.
Спать надо меньше.

@музыка: Eternal Tears of Sorrow - "Another Me"

19:31 

Расплывшийся мир воспаленного сознания

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Кровь. Почему-то она вообще была. Я даже не знала, что ее бывает там столько. Головная боль полосует мой затылок. Сердце то бешено ударяется об ребра, то замолкает. Иногда бывает даже любопытно - остановится ли? Но рано или поздно глухим стуком отзывается сердечная мышца. Механизм работает. Я пытаюсь не замечать всего этого. Мне надо встать и идти. Я пытаюсь одеться. Вернее, мое тело одевается, сознание - пытается обрести себя. Опаздываю. Надо делать все это быстрее. Руки застегивают черное пальто, подхватывают гитару. В зеркале - черное пятно, комок из материи и металла. Отворачиваюсь. Не чувствую тела: есть только воспаленное сознание и эта боль. Я иду по холодной улице. Даже бегу, ибо опаздываю. Каждое движение отдается новыми приступами боли. Сердце глухо колотит реберную клетку. Сажусь. Звуки метро перемешиваются с ревом тягучего и густого блэка. Книга. Строчки плывут. Я теряю осознание того, где я и что я. И вообще - я ли? Боль мне вновь напоминает, что именно я. От себя не убежишь. От своей боли тоже. Странная мысль проходит в фоновом режиме в голове. Хорошо, что люди не умеют словами точно описывать все чувства. У каждого свое счастье, его не передать другому, и это жаль. Но как же замечательно, что я, даже если бы захотела, не смогла бы передать свое состояние и эту боль. Кажется, мое сознание разделилось пополам и вело борьбу само с собой. Одна часть пыталась справиться с болью, была ей. Вторая часть смотрела на все как будто со стороны, включая меня саму. Цинично оценивала окружающее. Даже мыслила. На лестнице она цинично заметила, что бегать с гитарой неудобно, ибо она грифом еще сильнее бьет по голове. Хотя это даже правильно. Боль снаружи - другая боль, она отвлекает от той ужасной пульсации внутри, в затылке. Вагон. Толпа. Душно. Стою и понимаю, что мир все быстрее кружится вокруг меня, что я не могу уследить за его странными перемещениями. Держусь за поручень. Почему-то тогда он мне казался не таким, как обычно, а горячим и добрым. Впереди чья-то голова. Неприятно смотреть в затылок другому. Чувствую себя некой массой в большей массе. В людской безликой массе. Смотрю на себя в двери вагона и обнаруживаю на сером лице странную улыбку. Машина. Потому что не осознаю, что делаю. Улица. Понимаю, что свои мерные и быстрые шаги я не смогу останоить, что тело не повинуется. Оно само по себе. Сознание наблюдает со стороны. Мучается из-за боли. Люди странно косятся на меня. Хорошо, что они не понимают. Машины навстречу. Вернее, два огонька, которые иногда сливаются в один, потом снова расходятся. В глазах - красный и зеленый лучи кружатся друг вокруг друга. Видимо, светофор. Звуки клаксонов. Я иду вперед. Одна. Остановиться все равно не могу. Две дороги позади. Даже смешно. Не задавили. На глаза наворачиваются слезы. По крайней мере, так мне показалось. Я должна идти. Не важно, что я чувствую, я должна идти. Я должна быть сильной. Хотябы назло себе, черт подери. Собаки. Сознание говорит, что я обычно их боюсь. Почему-то мне стало интересно, что будет, если я одну их них трону. Почему-то я была уверена, что я бы не почувствовала боли. Иду вперед. Вспомнилось, как торжественно обещала Эдварду выкинуть смертельную дозу таблеток. И ведь сдержала обещание. Думаю, примерно то же, что я ощущала по дороге, я чувствовала бы, если бы выпила их. И опять язвительный голос из головы - а духу бы у тебя хватило? Комната. Знакомые лица. Одно из них я вроде даже учу. Эти мысли как будто из другого мира. Сознание мое далеко. Оно со всей механистичностью описывает мне, что происходит вокруг и услужливо предоставляет нужные воспоминания. Гитара. Посередине песни из руки выпадает медиатор. Опустись! Ты должна опуститься и поднять! Голова стала во много раз тяжелее тела, боль перетягивает. Снова улица. Разговариваю. Даже улыбаюсь. Даже смеются на мои слова. Разошлись. Метро. Улица. Троллейбус. Я прислонилась лицом к стеклу. Мне было жарко. Сознание уже не могло воспринять окружавшее его. Тело не слушалось, ибо некого слушать. И одна фраза в голове - Живой метрвец. О чем писала - того и добилась! Смешно.

23:14 

О прецеденте, давшем мне пощечину

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Мне всю жизнь было очень страшно смотреть на слепых... Я привыкла ставить себя на место других, но тут меня даже от одной мысли бросает в дрожь. Просто какой-то дикий страх сковывает, заставляет об этом думать.
Сегодня я стояла в трамвае, и прямо передо мной встал слепой. Люди, вошедшие на следующей остановке, прижали его ко мне вплотную. Я стояла и не могла успокоиться: черные очки с виднеющимся слепым взглядом были буквально в 10 сантиметрах от моего лица... Я стояла и не могла ничем помочь, а сознание говорило: "И как ты сама можешь на жизнь-то жаловаться? Живи, пока живется!"
Сегодня единственный раз за всю историю с утра в этом районе была ужасная пробка. Сегодня в качестве прецедента я единственный раз простояла в трамвае 50 минут. Сегодня я очень сильно подавлена. Жизнь бывает и впрямь безжалостна.
Мораль?

06:59 

Хм.

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
"Четырехтысячесемисотвосьмидесятиоднолитровый резервуар"

И вот после этого я еще ругаюсь по поводу немецких слов... Непорядок.

02:54 

Кто прошлое помянет...

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Перечитала свой прошлый дневник. Стало безумно гадко и противно. С одной стороны, любопытно взглянуть, деградировала я или наоборот, приобрела что-то. С другой - хорошо, что все более ранние записи (до черно-знаменательной даты 3 августа 2005) я давно удалила. Иначе бы сейчас было еще менее сладко.
Но с самой важной стороны - я не могу понять, как в моей жизни могло быть такое... Отвратительно просто.

Хорошо, что сейчас все иначе... Слава славе...
эхЪ

@настроение: приступ ностальгии

05:55 

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Ночь и утро теперь имеют привкус кофе. Или утро и ночь. Теперь не знаю, время причудливо смешалось, не поймешь, что, где и зачем. Зато появилось странное ощущение парения: есть время, а я - вне его, я над ним, я делаю то, что всегда было нельзя, и делаю так, будто это было положено и в порядке вещей. Это ощущение внутренней свободы и практически безграничной возможности изменить себя. Что и говорить, приятно. Кажется, моя жизнь, которая должна бы состоять из длинной череды вчерашних дней, нарезана из лоскутов прошлого, музыки и света. Моего восприятия света. Потому очень странно оглядываться назад и понимать, что там - совсем не воспоминания, а пестрый ряд картинок, звуков и ощущений, так же причудливо перемешанных, как и само время. Может, так было всегда, но я не замечала этого? Или не могла заметить. Не суть. Главное, что так есть. Ночь всегда теперь будет иметь кофейный привкус. И это - замечательно.

@музыка: Apocalyptica - "Path"

03:13 

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Наизлобнейший день сегодня. Давно таких не было. Начался он, по устоявшейся недавно традиции, вчера вечером. Всю ночь я пыталась наваять рефератЪ по физической культуре и отвоевать у своего принтера написанное. Позволив себе поспать 40 минут, с абсолютно трезвой, но абсолютно спящей головой отправилась в ВУЗ.
Хоть в одном повезло: на Киевской я проснулась до того, как двери закрылись. Моментально вскочила, одним махом вытолкнула всю толпу, которая старательно пыталась войти в поезд, при этом ногой чуть не провалилась в расстояние между поездом и платформой. Пошатываясь и сетуя на то, что до Киевской я доехала быстро и не успела выспаться, пошла далее штурмовать людские потоки.
Допрыгала по утреннему морозцу до уродливого здания ФЭПа, ежеминутно выписывая замысловатые пируэты. 7:59. Я герой. В первый раз не опоздала на Латынь. Тарам-папам! И тут у ворот нашего Uni меня вылавливают однокурсники и вручают в честь чего-то там наступающего некую коробочку, чем меня вводят в громадное смятение: за что мне-то, собссна?
После вскрытия оказалось, что это маленький брелок-фонарик. Ах-ах, лукавец, знал, что выбирать. После вчерашнего похода это смотрелось очень символично.
Но тут мой взгляд упал на однокурсниц, обычно вполне жизнерадостных и веселых, а сегодня - черно-серых с лица. Когда я спросила о причинах, меня будто дернуло внутри током. Брата одной из них убили. Застрелили. В голову. Какая-то чертова ходячая шаурма в количестве трех экземпляров пыталась забрать у брата и его друга деньги. Друг успел убежать, а вот брат... Я от шока не смогла даже вспомнить слово "соболезнование" и сказала глупое "мое глубокое сочувствие".
Но время не ждет, контрольная по Латыни, что характерно, тоже. Загрузилась на VIP-места на последнем ряду, сделала задания половине ряда. И как раз слово animalis, за ним почему-то стояло много образов. Они влились в мое и так воспаленное сознание, заполнив его до краев. Ощущение того, что мой мозг слишком уж давит на череп начало сильно раздражать. История Германии покатилась тоже абсолютно необычным чередом. В начале - доклад про любовь Гитлера. В моей голове это не укладывается напрочь. Видимо, из-за этого я разрешила этой самой голове прилечь на руку. Проснулась я сразу от трех вещей, самой противной из которых было солнце в глаза. Не люблю, когда меня будят таким именно образом. В каких частях тела у девушек откладыватся пиво и как называют ГДР-овцев - значит я не особо много пропустила, могла бы спать дальше.
Потом долгие попытки разыскать Барановича с последующим его нахождением, не принесшим результатов, ужасная поездка с бабушкой в магазин, где мне опять-таки ничего не подошло - и я в абсолютно злобствующем виде сплю до дома по своей заледеневшей ветке. Замерзла на остановке. Раздражало все абсолютно. Дома даже компьютер не хотел включаться с традиционного 3-го раза. Легла спать, часто просыпалась и вообще была как в полубреду.
Родители уехали. Чем глубже в вечер вгрызалось время, тем тише становилось в моей квартие. Кажется, будто звук уходит не сразу, а постепенно рассеивается. Ощущение тишины и неприкаянности. В голове какие-то шорохи и неясности. Бред-бред-бред. Время уходит вникуда, ощущение колючего одиночества с этой ужасной тишиной проникает внутрь меня. Вот уж никогда не думала, что в МОЕЙ квартире хоть когда-нибудь будет тихо. Лучше бы было иначе.
Не к чему себя приложить. Опять сижу с кофе. Видимо, он так въелся в меня, что я не могу уже без новой дозы этой коричневой растворимой бурды, которую по случайности назвали кофе.
Пришли. Завалились спать. Тишины больше нет, но лучше не стало. Чего и следовало ожидать, в принципе. Спать не хочется, рука тянется к чашке. Что же, тогда с добрым утром, господа!

01:52 

Свет и время

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Говорят, самое темное время - перед рассветом. Либо я не понимаю сути, либо я не знаю, что такое рассвет.
В моей голове накопилось уж слишком много гадости, которую я, увы, культивирую. Зачем? Ответа я не знаю. Видимо, мне кажется это важным, я чувствую необходимость в этом. Тяжелые мысли выжигают внутри меня какие-то свои причудливые узоры с обгоревшими пепельными краями. Не важно, что это было - воспоминание, чувство, желание: все превращается в черные хлопья пепла. Любопытно. Любопытно своими же руками ломать в себе все то, что долго растила и оберегала. И я не могу остановиться, ибо не знаю, как это. Ибо я не знаю, кто я такая, что я такое... Странное ощущение. Все это сгущается во мне, и опять разрывает изнутри. Слов как всегда не хватает, чтобы объяснить.
Становится темнее с каждой минутой. Значит, скоро рассвет?

05:35 

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Что же, вот Новый Год и наступил!
Поздравляю всех, кого не поздравила лично. Мои самые наилучшие пожелания!

Как встретилось? Мне лично так себе. Даже очень так себе. По многим причинам. Потому я решила времени попусту не тратить и от скуки взяла фотоаппарат в руки. На это ушло 4 часа, но все равно толку мало, ибо качество не то, что оставляет желать лучшего, оно просто отсутствует. Результаты можно пронаблюдать здесь: http://photofile.ru/users/taiteilian/2354638/

Посидели потом, побеседовали с Ярвиком. Очень улыбнуло. Сейчас мну довольно, сидит и хочет спать.

Ах да, совсем забыла! Я теперь бугаго (с)!!! А вы не знали? То-то=)))

Всем хорошего дня!=)

А нам - сумасшедшего года, ага-ага, милорд=)))

02:12 

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Сегодня с утра, за неимением интернета, писала на каком-то странном листочке тот пост, который бы при работе сети оказался бы здесь. В общем, сейчас уже и настроения нет, и сил тоже поубавилось прилично после такого... Скажу, что праздновали с бывшими одноклассниками.. хм, не угадали, не Новый Год, а начало сессии, ибо про нее говорилось много. А еще, я не знала, что за пивом говорят тосты, вахЪ=)
В общем, завтра надеюсь созреть и разродиться детальным описанием вчерашнего похода с картинками. Пока что эти картинки я выкладываю на фотофайл, да-да. А еще у меня расширилась коллекция уличных вывесок. Честно, порой на стенах города висят тотальные шедевральности, которые можно пронаблюдать, опять же, на фотофайле=)
А сегодняшняя поездка теперь обитает тут: http://photofile.ru/users/taiteilian/2357934

19:50 

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Я очень редко вспоминаю об этом. Практически никогда. Так четко - еще ни разу.
Новосибирск, улица Пархоменко... По-моему, именно так. Так написано на старой больничной карте, как-то оказавшейся здесь, в Москве. Я не помню, каким был двор или сам дом, номера память не потрудилась сохранить. Я помню лестничную площадку и дверь. Первый этаж. Такие двери мне всегда напоминали пряники, облитые глазурью: ровный слой краски, порой с редкими сколупами от времени, радовал глаз своей глянцевостью. Я открываю дверь и вижу то же, что и в 1989-ом... Нет-нет, я прекрасно знаю, что там кто-то живет сейчас, что о прошлом не осталось и следа.. Хотя неправда. Остался. Почему-то мне представляется все таким же, как это было тогда, когда я в последний раз закрыла за собой дверь в свое прошлое. Узкий коридорчик, справа на стене - одежда. Много старой одежды, провисевшей там долгие 17 лет. Даже моя песочная распашонка. Сколько мне было тогда? Затхлый запах. Да-да, именно этот запах сырости и плесени, запах детства. Я никогда не забуду его, он глубоко во мне, там, где заперт этот уголок моей жизни. Даже сейчас я иногда произношу себе под нос слова: "Здесь пахнет Новосибирском". Некоторые слышат это, но хоть кто-нибудь понимает, что это значит для меня? Маленькая комнатка. Коробки. Так вот где остались книги! А мы все гадали, куда они пропали! Видимо, их просто забыли забрать! А вот и маленькая книжка с рассказами о войне, о Ленинграде, которую уже 10 лет родственники ищут на полках и советуют прочесть мне. Поворачиваюсь вокруг - все по-прежнему. Посредине стены стоит фортепиано, старый сибирский "Ноктюрн". Внутри него всегда хранили мыло, чтобы уберечь дерево от сырости. Неважно, что такой же "Ноктюрн" стоит и здесь, в Москве, нет... Это абсолютно разное, тот - всегда будет стоять в доме на улице Пархоменко в квартире с забытым номером. Многие вещи мне здесь знакомы, их близнецов я вижу каждый день. Но там - все замерло. Даже время не трогает ту тишину и сырость, которые давно слились в одно восприятие, в единое целое. Окно. Рядом с ним - детский столик и стульчик. Смотрю на листы. Недорисованный человечек из палочек с ножками, похожими на мешочки. Я рисовала это маме. Рядом слева - диван, на котором разбросаны редкие игрушки. Я помню каждую. Я любила их доставать из большой коробки и расставлять на этом диване. На этот раз я, как и всегда, оставила их неубранными. По другую сторону окна - дверь. Комнатка еще меньше. Спальня родителей. В нее еле умещаются две кровати, сдвинутые вместе, и моя колыбелька. Меня всегда клали так, что взгляд мой упирался в стену, на которой висел ковер. Мне было страшно каждую ночь видеть его перед собой: вместо обычных узоров я видела там искореженные лица, кричащие, стонущие, я видела уродство, которое тянулось ко мне. Я не умела сказать об этом. Я каждую ночь смотрела на страшную стену. Ковры висели почти на каждой стене, чтобы хоть как-то улучшить звукоизоляцию, но именно эта - была самой ужасной. Моя голова немного кружится, я опираюсь о косяк. Влага. На каждой стене мне видится и чувствуется вода. Она и приносит столь странный запах. На низеньком шкафу лежит книга, обитая бархатом. Я знаю, что это. Я открываю старый свадебный фотоальбом. Счастье на каждом лице. Никто еще не знал тогда, во что превратится это счастье. Мать и отец еще совсем молодые. Мама... она была красавицей, о ее руке мечтали многие. Она умна. А отец еще с усами и подтянутый. О нем я знаю мало. Два студента-математика, любящие друг друга. Не могу больше, закрываю альбом. В шкафу все полки заставлены книгами. Даже двухтомная детская книжка про ЭВМ еще здесь. Помню, как мне она не нравилась, ведь в ней нарисованы одни роботы! Я до сих пор не люблю роботов. Впереди - маленькая дверка в кладовую: трехколесный велосипед, старая палатка, походные рюкзаки. Да, моя семья очень любила походы, благо в Сибири есть куда пойти и что посмотреть. Они исходили все, что могли. Они часто выезжали на природу, рвали ягоды и собирали грибы в лесу. Я далека от этого. Мне тяжело это видеть. Прохожу к входному коридору, сбоку - кухня. На шкафу все так же стоит самовар. Только теперь он не кажется мне таким высоким и недосягаемым, как в детстве. Стол, с которого я любила, вставая на цыпочки, красть что-то. Особенно - длинные перья лука у дедушки. А еще - любила ему в воду сыпать много ложек сахара. И каждый раз смеялась, когда он пил ее. Маленькая и тесная квартира рядовых сибирских заводчан и двух бедных студентов-математиков с маленьким ребенком на руках. В тесноте - да не в обиде. Выхожу снова в другую комнату. Напротив рояля - голая стена. На нее дедушка всегда проецировал мне диафильмы или учил меня играть с тенями. Рука-собачка, которая умеет шевелить ушами и грозно лаять. Рука-рыбка. Немного поодаль на стене мне почему-то видится фотография в рамке. Не знаю, была ли она там на самом деле, или это просто игра моего воображения, но я вижу ее. Мать, отец - и я между ними. Я снимаю ее со стены, держу в руках. Кажется, от этой вещи через мои руки в меня попадает настроение того человека, который когда-то вешал эту фотографию. И долго смотрю - и со всей силы кидаю об пол эту злосчастную рамку! Нет больше этих людей! Нет ни одного! Время забрало и их. Поворачиваюсь и ухожу. Ухожу оттуда, где лежат мои корни. Покидаю то место, где долгое время жила моя семья, пока она у меня была. Да и до меня эти комнаты знали многих, кого я застать не успела. Человеку всегда хочется вернуться туда, где он будет своим. Где он будет нужным. Где его поймут. Где ему обрадуются, искренне обрадуются, просто потому, что человек вернулся... Я тоже вернулась. В несуществующий адрес, в замершую квартиру, где сейчас живет кто-то другой, где некому мне обрадоваться. Это - единственное место, которое осталось позади меня. Единственное место, которое помнит то время, когда у меня вообще были близкие. Может, и хорошо, что я не помню адрес, иначе я бы обязательно приехала туда. Приехала, чтобы окончательно понять, увидеть, убедиться, что позади нет даже этого призрачного мира, этой старой сырой квартиры. Нет ничего. А я - осталась. Это как-то даже глупо. Мне хочется быть кому-то нужной. Прохожу мимо старой одежды, закрываю на ключ пряничную дверь. Лестничная клетка. Сырой запах. Звон выброшенного ключа где-то вдалеке. А возвращаться-то - некуда.

21:37 

lock Доступ к записи ограничен

"Два слова - строка, шнурок с потолка" (с) Пилот
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Фотограф за кадром

главная